Нерест, икрометание и развитие мальков лосося (часть 4)
Super Sait-1

Замечательно, что половозрелые самки-пестрятки никогда не встречаются. Доказано, однако, опытами, что если самку лосося, взятую из реки до ее спуска в море, посадить в пруд и надлежащим образом кормить, она может быть доведена до состояния зрелости, но растет очень медленно.
Наклонность к преждевременному развитию половозрелости обнаруживается у лосося и еще в одном направлении, — именно в образовании мелких самцов «тинды» или «grilse». Как мы видели выше, эта форма лосося встречается во всех реках и везде составляет значительный контингент поднимающейся в реки рыбы. По существу это самцы, пробывшие лишь одни год в море, но, несмотря на такое кратковременное пребывание в нем, получившие способность развивать зрелые половые продукты. Семенники их при входе в реку обыкновенно невелики по объему и весу, но находятся на поздней (так называемой третьей) стадии развития (Берг, 1936). Как только эти рыбы входят в пресную воду, они начинают развиваться и быстро достигают зрелости. Во внешности «grilse» сохраняется много ювенильных черт, свойственных молодым стадиям: глубоко вырезанный хвостовой плавник, тонкий хвостовой стебель, вообще более тонкое сложение. Вторичные половые признаки, составляющие брачный наряд, приобретаются ими при входе в реку, но гораздо слабее выражены, чем у взрослых лососей. Мензис находит, что чаще всего «grilse» образуются из «smolt», которые пробыли в реке три года на стадии «раrr», так что общий возраст их — четыре года; однако некоторое количество этих рыб возникает уже из молоди, пробывшей всего год в реке, и имеет, следовательно, двухлетний возраст. В некоторых среднеевропейских реках встречаются, по-видимому, только самцы «grilse», но в других появляется и некоторый процент самок. Относительно последних, обитающих в голландских реках и в реках Германии, впадающих в Балтийское море, известно, что они входят в реку, поднимаются несколько вверх по течению, но затем поворачивают опять в море и не доходят до нерестилищ.
В реках Шотландии, наоборот, установлено мечением, что самки «grilse» в том же году оказываются на нерестилище и даже ловятся уже выметавшими икру. В наши северные реки также поднимаются в небольшом количестве самки «тинды».
Принимая во внимание эту неопределенность созревания самок на стадии «grilse» и широкие колебания в возрасте самцов этой группы (от двух до четырех и даже в некоторых случаях до пяти лет), можно думать, что мы имеем перед собою как бы новое, вырабатывающееся и находящееся in statu nascendi свойство лососей размножаться в более раннем возрасте. Напомним кстати, что оба явления преждевременной зрелости — как образование карликовых дополнительных самцов, так и возникновение «grilse» — наблюдаются и у тихоокеанских лососей, у чавычи, нерки и симы.
Атлантический лосось обнаруживает также большую наклонность к образованию пресноводных форм, порывающих окончательно с морем. Мы видели уже выше, что на стадии пестрятки он может достигать половой зрелости и остается нередко в виде карликовых дополнительных самцов в верховьях реки. Стадия пестрятки является чрезвычайно близкой и по сложению тела и по окраске с группой форелей — ручьевых, озерных и морских, относимых к отдельному виду, к таймени (Salmo trutta L.), но на самом деле связанных настолько тесно рядом переходов с лососем, что очень трудно их разграничить. На этом сходстве едва ли можно строить теорию происхождения морских лососей от пресноводных форм, как это делает Чернавин (1921); скорее, напротив, можно рассматривать ручьевых форелей как неотенические формы лосося, получившие способность нормально размножаться в пресной воде. Современные карликовые самцы ясно показывают нам тот путь, каким могло произойти в прежние времена образование этой группы форелей.


Super Sait-1