Миграции сазана, леща, воблы и других рыб (часть 2)
Super Sait-1

Воблу (Rutilus rutilus caspicus Jak.) следует отнести также к пресноводным полупроходиым рыбам, так как она теснейшим образом связана с плотвой (R. rutilus L.), водящейся в верхнее течении Волги и вообще широко распространенной в реках, а также с серушкой (R. rutilus fluviatilis Jak.), живущей в Волге ниже устья Камы; морская вобла не более как подвид плотвы, приспособившийся вторично к жизни в море, сделавшийся пресноводным полу проходным. По данным Державина (1913), зиму вобла проводит в море, однако огромные косяки ее подходят осенью близко к берегам и ложатся в ямы перед самыми устьями Волги, но в последнюю они на зимовку никогда не входят. В конце января вобла начинает идти в реку единичными экземплярами, в половине февраля — уже косяками, в марте ход усиливается, но коренной выход зимовавшей перед устьями воблы — в апреле. В Волгу вобла поднимается невысоко, обычно лишь в пределах дельты, где происходит и нерест ее на полоях, на свежей луговой траве, только что залитой водою, с 25 апреля по 5 июня, но главным образом в первой половине мая. Лишь небольшая часть воблы доходит до Черного Яра и единичные особи — до Саратова. Уже с половины мая обессилевшая после нереста вобла начинает скатываться в море, где держится в более опресненных районах его северной части. Она поднимается также в Терек, в Урал и в Эмбу, тоже в низовые их части. В южной части Каспийского моря вобла представлена двумя близко родственными формами (R. rutilus caspicus m. curensis Berg и R. rutilus caspicus knipowitschi Pravd.), идущими в Куру, в заливы юго-восточной части Каспия и во впадающие в них реки. Привязанность воблы к сильно опресненной воде, ее зимовка перед самыми устьями и нерест на полоях — все это ясно доказывает, что она не настоящая морская рыба, а вторичный пресноводный эмигрант в море.
К рыбам, привязанным к сильно опресненному предустьевому пространству Волги и из него не выходящим, относятся белоглазка (Abramis sapa Pal.), синец (А. ballerus L.), сырть, или рыбец (Vimba vimba persa Pal.), представляющая собою каспийский подвид обыкновенной широко распространенной в реках сырти, густера (Blicca biorcna L,), называемая на Волге «таранью», жерех (Aspius aspius L.) и сом (Silurus glanis L.). Все это настоящие пресноводные рыбы и, собственно говоря, выхождение их из устьев Волги в пресноводное предустьевое пространство, которое становится несколько солоноватоводным лишь при сильных и продолжительных морянах, ни в какой мере не делает их морскими. Они не перешли еще грани моря и показывают нам, каким способом мог совершаться этот переход и как могли вырабатываться пресноводные полупроходные рыбы. Еще более пресноводными являются окунь и щука, редко рискующие заходить в сколько-нибудь осолоненные воды.
Сравнивая миграции полупроходных пресноводных рыб с миграциями проходных морских, мы видим, что по существу они диаметрально противоположны: тогда как настоящие проходные рыбы приобретают новый элемент своей биологии в виде нерестовой миграции в пресные воды, пресноводные полупроходные рыбы расширяют лишь свои кормовые миграции, захватывая ими близлежащие области моря, поскольку им удается восстановить свою давно уже утраченную способность к перенесению повышенного содержания солей в воде. В первом случае дело идет о приобретении новых свойств и инстинктов, о перестройке всего процесса размножения и развития, во втором — восстанавливается лишь способность, ранее существовавшая, и древность происхождения пресноводных рыб, пожалуй, наиболее наглядно сказывается в той чрезвычайной затрудненности, с которой они вновь превращаются в морских обитателей. Мы видели, что такое обратное превращение доступно лишь немногим формам и даже у наиболее приспособленных, как сазан, судак и вобла, не достигает совершенства, — они избегают все же областей моря с нормальной для Каспийского моря, но по сравнению с океанической наполовину пониженной соленостью.


Super Sait-1